Глубоководные водолазные спуски

Несмотря на то что декомпрессионные таблицы предусматривают возможность водолазных погружений на глубины, доходящие до 90 м, обычные водолазные погружения чаще всего производятся до глубин, не превышающих 60 м. При погружениях на глубины, превышающие 90 м, необходимо использовать специальные дыхательные смеси, исключающие опасность кислородного отравления и возможность наступления азотного наркоза. Повышение плотности воздуха на столь больших глубинах также диктует необходимость поиска более легких дыхательных смесей. Все это вынудило нас использовать при глубоководных погружениях гелий, заменяющий в дыхательных смесях азот, и доводить содержание кислорода в них до концентрации, безопасной для водолаза при пребывании его на заданной глубине. Обычно при этом используют две дыхательные смеси— 13% кислорода в гелио-кислородной смеси при пребывании водолаза на глубинах, доходящих до 120 м, и 9 % кислорода в гелио-кислородной смеси на глубинах от 120 до 180 м. Так кай из-за низкого содержания кислорода в таких смесях водолаз дышать ими на поверхности не может, в начале погружения ему подают для дыхания воздух, переходя на подачу гелио-кислородной смеси на глубине 30—60 м.

При использовании в таких дыхательных смесях в качестве заменителя азота гелия было обнаружено, что поглощение гелия жировой тканью в 3 раза ниже по сравнению с азотом. Однако диффузия гелия и насыщение им тканей происходят более быстрыми темпами. Такая же картина наблюдается при высвобождении гелия из тканей в результате уменьшения окружающего давления. Это быстрое высвобождение гелия из тканей делает образование газовых пузырьков в крови более вероятным, что диктует необходимость ограничивать скорость всплытия водолаза до 9 м/мин. Вследствие того что при дыхании гелио-кислородными смесями чувствительность большинства водолазов к холоду резко возрастает, их следует одевать как можно теплее.

При использовании декомпрессионных таблиц, учитывающих особенности погружений на гелио-кислородных смесях, принимается во внимание тот факт, что в результате низкого содержания в этих смесях кислорода парциальное давление гелия в них увеличено, что диктует необходимость увеличения времени декомпрессии таких водолазов при всплытии. Декомпрессия на последних стадиях подъема от 18 м до поверхности может быть в таких случаях ускорена за счет подачи для дыхания водолаза чистого кислорода, однако даже при использовании кислорода общее время декомпрессии превышает время, необходимое для декомпрессии при применении газовых смесей, содержащих азот.

Примером того, какие глубины могут быть достигнуты при использовании для дыхания водолаза гелио-кислородной смеси, а также каковы будут затраты времени на последующую декомпрессию, могут служить подготовка и осуществление рекордного погружения, описание которого представлено ниже.

Мировой рекорд глубоководного погружения. Лейтенант британского военно-морского флота Wookey вписал новую страницу в историю глубоководных погружений, опустившись в октябре 1956 г. в мягком водолазном снаряжении в одном из норвежских фиордов на глубину 180 м и работая на этой глубине в течение 4 минут. Crocker и Hempleman (1957) занимались расчетом этого погружения, исходя из опыта предыдущих глубоководных спусков.

Водолаз прекратил дышать воздухом, подаваемым ему с поверхности, на глубине 12 м, где он сделал двухминутную остановку для перехода на дыхательную смесь, состоявшую из 9% кислорода и 91% гелия.

Затем он продолжал свое погружение, достигнув дна на глубине 180 м, на что в общей сложности, с момента погружения в воду, ушло 8 минут. Находясь на грунте, он выполнил простую задачу, которая требовала определенной затраты физических усилий, падавших в основном на руки. После 4 минут пребования на грунте он был поднят до первой одноминутной остановки, находившейся на глубине 78 м, а затем до второй 10-минутной остановки на глубине 66 м. Тем временем на эту же глубину была погружена специальная декомпрессионная камера (см. рис. 16), в которой находился специалист из группы обеспечения этого спуска. Водолаз вошел в эту камеру, что дало ему возможность снять шлем и полностью расслабиться. В камере водолаз дышал воздухом, подаваемым туда с борта водолазного судна. Во время подъема камеры давление в ней поддерживалось в соответствии с заданным режимом декомпрессии, имитировавшим дальнейшие остановки под водой после завершения водолазом 10-минутной остановки на глубине 66 м. Последующие 10 минут он провел при давлении, эквивалентном глубине 63 м, в камере. Декомпрессионные остановки продолжались через каждые 3 м при одновременном уменьшении давления в камере. На каждую из них уходило около 6 минут до глубины 45 м, по 12 минут до глубины 24 м, 30 минут на глубине 21 м, 40 минут на глубине 18 м, 45 минут на глубине 15 м, 50 минут на глубине 12 м и, наконец, 60 минут на глубине 9 м. Через 2 минуты после этого водолаз вышел наружу. На весь эксперимент с момента начала погружения ушло в общей сложности 6 часов 33 минуты, из которых 6 часов 21 минута были затрачены на декомпрессию.

К сожалению, во время завершающих стадий декомпрессии у водолаза появилась боль в обоих плечах, которая постепенно начала усиливаться. Поэтому по достижении поверхностного давления он был переведен в обычную рекомпрессионную камеру, давление в которой было доведено до величины, эквивалентной глубине 15 м, в результате чего боли исчезли. При этом давлении водолаз находился в течение 30 минут, после чего он сделал 35-минутную остановку на глубине 12 м, 65-минутную — на глубине 9 и 6 м и последнюю 125-минутную остановку — на глубине 3 м, после чего давление в камере было понижено до атмосферного и водолаз смог ее покинуть. На лечение декомпрессионной болезни у этого водолаза ушло еще 5,5  часов, что увеличило общее время, затраченное на декомпрессию, до 11,5 часов. И все это ради 4-минутного пребывания водолаза на глубине 180 м!

Только что описанный пример глубоководного погружения еще раз свидетельствует об ограниченных возможностях современной водолазной техники. Что касается самих погружений, требующих столь больших затрат времени, то они, естественно, могут проводиться лишь в исключительных случаях. В описанном примере проводилась отработка задачи по спасению подводной лодки, причем в задачу водолаза входила отработка приемов, связанных с закреплением спасательного троса.

Рекорд погружения, установленный Wookey, продержался сравнительно недолго. В настоящее время английские водолазы совершают погружения до 300 м. При этом следует отметить, что еще в 1962 г. шведский математик Hannes Keller опустился в подводном шаре на глубину 300 м и на короткое время вышел из него. Эта попытка стоила жизни двум его товарищам, а сам Keller под воздействием азотного наркоза при дыхании воздухом во время возвращения шара на поверхность потерял сознание. Жизнь этого исследователя была спасена только благодаря точному расчету режима подъема подводного шара на поверхность. Это погружение базировалось в основном на избытке энтузиазма при отсутствии необходимых мер предосторожности. Несмотря на то что Keller от рассказов, связанных с деталями его погружения, уклонялся, специалисты полагают, что при пребывании его на глубине 300 м он дышал газовой смесью, состоявшей из 10% кислорода и 90% гелия.

Смотрите также