Несчастные случаи под водой, связанные с заболеванием пострадавших

В повседневной жизни время от времени приходится сталкиваться с такими состояниями людей, которые сопровождаются потерей сознания. Если потеря сознания происходит на суше, то рано или поздно такому пострадавшему оказывают необходимую помощь. Если же потеря сознания происходит в воде, то такой пострадавший чаще всего тонет. Возрастные ограничения и высокие требования к состоянию здоровья лиц, работающих под водой, и спортсменов-подводников являются наиболее важной гарантией профилактики такого рода случаев. Однако всегда следует быть готовым к тому, что при пребывании человека под водой с ним может произойти самое неожиданное, начиная от развития у него эпилептического припадка и кончая коронарным тромбозом или кровоизлиянием в мозг. Водный спорт категорически противопоказан больным с рядом патологических состояний, включая диабет и эпилепсию. На практике же приходится сталкиваться с такими случаями, когда люди скрывают свои заболевания. Это касается и эпилепсии, наличие которой многие предпочитают держать в тайне.

В качестве иллюстрации приведем некоторые примеры.

Пример 1. Атлетически сложенный мужчина 22 лет, регулярно занимавшийся спортом и относившийся по состоянию здоровья к первой группе, отрабатывал элементы подводного погружения в ночных условиях. Через 2—3 минуты после погружения в воду он появился у трапа водолазного судна и стал подавать сигналы о том, что ему плохо. Во время подъема из воды по трапу с помощью товарищей он неожиданно потерял сознание, упал спиной в воду и исчез в глубине. На помощь пострадавшему были посланы другие спортсмены. Один из них, проплывая около дна через 1,5 часа после происшествия на глубине около 12 м, услышал стоны и обнаружил пострадавшего, который продолжал дышать из своего аппарата, хотя и был без сознания. Он был быстро поднят на борт судна, где через 5 минут пришел в себя. Состояние пострадавшего не внушало опасений, несмотря на то, что у него начался кашель с кровавой мокротой. Однако через 3 часа после того как его вытащили из воды, у него началось обильное легочное кровотечение, в результате которого он умер. Что лежало в основе первичного заболевания, сопровождавшегося потерей сознания, в данном случае представить себе было трудно. Вскрытие, произведенное на следующий день, сразу же развеяло все сомнения: легкие погибшего были переполнены кровью (застойные легкие), а просвет левой коронарной артерии уменьшен наполовину атероматозной бляшкой и полностью закрыт образовавшимся тромбом. Атероматозные бляшки были обнаружены также и на аорте.

Наличие коронарного тромбоза и обширных атероматозных изменений аорты и коронарных артерий у столь молодого и казавшегося здоровым человека явилось для всех полной неожиданностью. Все события, которые имели место при данном происшествии, можно отнести к разряду редких и носящих случайный характер, и какой-либо общедоступной медицинской процедуры, с помощью которой можно было бы исключить подобные случаи, рекомендовать нельзя.

Пример 2. Молодой человек погрузился на глубину и стал плавать там под контролем сигнального конца. После того, как он пробыл под водой 10 минут, проплывавший мимо пловец-подводник заметил, что тот начинает замедлять движения и испытывать какие-то затруднения. Попавшему в беду пловцу помогли подняться на поверхность, где он был подхвачен тренером, следившим за ходом погружения из лодки. К этому времени пострадавший был без сознания и, судя по всем признакам, состояние его было очень серьезным. Пострадавший был срочно доставлен на берег, где ему сделали искусственное дыхание, однако все оказалось безуспешным. Ко времени прибытия врача он умер.

При проверке было установлено, что дыхательный аппарат был в отличном состоянии, а сам пострадавший за 3 дня до рокового погружения прошел медицинский осмотр. Как и в предыдущем случае, ответ на все возникшие вопросы был получен на вскрытии. У пострадавшего оказалась острая геморрагическая пневмония, которая, по всей видимости, имела вирусное происхождение, с обширным вовлечением в процесс легочной ткани.

Следует отметить, что пневмония подобного типа может развиться у человека с поразительной быстротой. При этом, однако, кажется почти невероятным, чтобы больной с такой пневмонией мог найти в себе силы плавать, не отдавая себе отчета в том, что через 15 минут он расстанется с жизнью. Вполне возможно, что в данном случае дополнительное раздражение воспаленной легочной ткани наступило в результате использования кислородного дыхательного аппарата даже при таком небольшом давлении, как 1,5—1,75 атм. Вполне возможно также, что если у пострадавшего имелись скопления газа в группах альвеол, отгороженных от бронхов воспалительным секретом, находившимся в мелких бронхиолах, то при повышении окружающего давления под водой могло произойти сокращение объема этих скоплений воздуха с одновременным засасыванием инфекционного материала в альвеолы. Уменьшение окружающего давления могло бы привести к противоположному результату.

Есть все основания полагать, что подводное плавание способствует быстрому развитию респираторной инфекции.

Пример 3. Случай, подобный только что описанному, но без смертельного исхода, произошел почти в то же время. Пловец-подводник, дышавший под водой воздухом, во время обычного плавания под водой чувствовал себя достаточно хорошо, однако после выхода на поверхность его состояние резко ухудшилось.

Развитие симптомов заболевания у этого пострадавшего было ужасающе быстрым. Все началось с появления легкого головокружения и одышки, которая резко усилилась. Больной мог дышать, только находясь в положении сидя. Одышка носила резко выраженный диспноэтический характер и сопровождалась появлением у пострадавшего загрудинных болей, цианоза и разлитых хрипов в обоих легких. При рентгенологическом обследовании легких у этого больного было обнаружено диффузное потемнение обоих легочных полей. В данном случае почти не возникало сомнения в том, что столь бурное развитие легочной инфекции имело прямое отношение к пребыванию человека под водой.

Случаи, подобные только что описанным, должны служить предостережением: даже при самых незначительных признаках инфекции дыхательных путей занятия подводными видами спорта и пребывание человека под повышенным давлением должны быть исключены. Особенно важно помнить о только что сказанном во время эпидемий гриппа, когда поражения дыхательных путей встречаются сплошь и рядом.

Пример 4. Группа опытных пловцов-подводников совершала длительный подводный заплыв, используя для дыхания кислород. Было видно, что по мере продвижения вперед они все больше рассредоточивались. Один пловец из этой группы всплыл на поверхность, и всем наблюдавшим за ходом заплыва показалось, что у него начался судорожный припадок. К сожалению, еще до того, как к нему приблизилась спасательная лодка, он ушел на дно. Тело его так и не было обнаружено.

На основании этих весьма скудных данных напрашивается вывод о том, что этот пловец-подводник превысил безопасную глубину погружения при использовании кислородного дыхательного аппарата, в результате чего у него наступило кислородное отравление. Однако у него, по-видимому, было достаточно времени для того, чтобы, почувствовав себя плохо, всплыть на поверхность. Возможно также, что истинный судорожный припадок, в результате которого спортсмен выпустил загубник дыхательного аппарата и утонул, начался у него на поверхности воды.

При расследовании этого случая мы получили и некоторые другие сведения. За год до происшествия этот же пловец-подводник находился с кислородным дыхательным аппаратом под водой на глубине 9 м. Вдруг наблюдавший за ним инструктор увидел, что тот прекратил движения. Решив, что спортсмену плохо, инструктор сразу вытащил его из воды. Пострадавший был без сознания, причем у него имелись все признаки затрудненного дыхания. Спортсмен был выключен из дыхательного аппарата, и вскоре к нему вернулось сознание. Его поведение в этот момент было в высшей степени необычным: стойло большого труда удержать его от надевания подводного снаряжения и повторного ухода под воду. Несмотря на то, что спортсмен в это время находился в сознании, впоследствии он всего этого не помнил. Даже после полного восстановления прежнего состояния спортсмен в течение нескольких часов продолжал жаловаться на головную боль и странную сонливость. Все это время у него был высокий пульс — 120 ударов в минуту. В то время этот случай трактовался как кислородный обморок, однако полной уверенности в правильности диагноза не было, так как клиническая картина этого состояния была нетипичной. Особенно это касалось необычного поведения и наличия у больного амнезии. После того, как сопоставили обстоятельства его гибели, стали склоняться к мысли, что у погибшего было заболевание эпилептической природы. Никакой другой диагноз не смог бы свести воедино оба происшествия, имевшие место в течение года. Хотя второй случай мог иметь в своей основе кислородное отравление, первый не укладывался ни в какие рамки водолазной патологии.

Полностью расшифровать причины, лежащие в основе данного происшествия, так никогда и не удастся, но на основании имеющихся данных этот случай можно трактовать как смерть от утопления в результате эпилептического припадка.

Смотрите также